Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:01 

Дом-на-скале. Глава 2

youko gin
Гин

Кто был этот таинственный колдун, одетый для путешествий, так и не удалось выяснить. "Мы не разглашаем личности наших клиентов". Конечно. Вернули хотя бы украденные деньги, и то хорошо. С другой стороны, от этого знакомства могло получиться только хуже. Во всех книгах так описывали злодеев: высокий, сухощавый, с длинными тёмными волосами, забранными в тугую косу, с острым лицом, как клюв хищной птицы. Тонкий рот, колючий взгляд... Настоящий злодей. Он бы ей никогда не помог.
Ведь герои всегда носили сверкающие доспехи, лучезарно улыбались. У них были голубые глаза и белокурые вьющиеся кудри... как у принца Дастина. Рутгерта вздохнула. Какие-то короткие мгновения она даже верила, что влюбилась в него, в своего принца. Письма, которые он писал, его портрет, хранившийся в гостиной... Всё осталось в прошлом. Теперь она не принцесса. Она колдунья. Ещё даже не ученица, но уже колдунья.
Дорога к Дому-на-Скалах была продолжением главной портовой улицы. Мимо складов, кабаков и ночлежек, вдоль свалки на окраине, вверх и вверх, петляя меж скал, она вела к вершине утёса. Внизу бушевало море, а здесь свистел пронизывающий ветер, который могли перекричать лишь чайки. А дальше по гребню стоял он, Дом-на-Скале. Высокий белый маяк, похожий на гигантскую свечу. Возле его подножия приютился дом, как неряшливое гнездо, прилепившееся сбоку.
По подворью бродили куры и из печной трубы вился тонкий дымок. Дверь в слегка покосившийся сарай была приоткрыта, но там никого не оказалось. Кроме кур, колдун другой живности не держал.
Дверь в дом была сколочена из массивных дубовых досок. Ручки у неё не оказалось, но посередине, на высоте глаз, к ней был приделан массивный дверной молоток чёрного железа. Чудовище, смесь дракона и небесной собаки сжимало лапами тяжёлое кольцо. Рутгерта постучала. Подождала. Ещё постучала, и ещё подождала. Никто не отвечал. Неужели никого нет дома? Но кто оставит огонь без присмотра? Рутгерта спустилась с крыльца,чтобы посмотреть не привиделся ли ей дым из трубы, и тут увидела полустёршиеся буквы на дверной арке.
Щурясь и водя пальцем по старому камню, она, наконец, смогла прочитать надпись. "Скажи друг и войди". Буквы были выбиты в старинном стиле, как было модно больше ста лет назад. Что бы эти слова могли значить? Всё указывало на то, что дверная арка намного старее самого дома и скорее всего попала сюда случайно. Возможно, где-то недалеко есть старые развалины, материал которых использовали для строительства?
Ветер пронизывал до костей и несмотря на тёплую одежду (а Рутгерта надела в несколько слоёв всё, что у неё было) она почувствовала, что дрожит. Стоило вернуться в порт и подыскать себе комнату. А завтра утром вернуться и попробовать снова. Ведь колдун не может отлучаться надолго -- кто-то обязательно должен присматривать за маяком.
Но что за дурацкая надпись? Если бы она ничего не значила, вряд ли бы Великий Даррах оставил её. Он же колдун, один из самых могущественных колдунов. Но вокруг не было видно ничего колдовского, волшебного. Обычные куры, обычный сарай. Обычные стёршиеся ступени крыльца. Даже маяк обычный -- Рутгерта видела похожие на побережье в Кри. Никто ведь не будет над ней смеяться, если она это скажет. Здесь нет никого, кто бы услышал. Она сама не была уверена, что услышит собственный голос, так громко свистел в скалах ветер.
-- Друг!
Чудовище, державшее дверной молоток, резко открыло железные глаза и уставилось на девушку.
-- Друг, говоришь, -- скрипучим голосом произнесло оно, внимательно изучая опешившую гостью. -- Ну, входи.
И дверь открылась.
В сенях стоял запах старой кожи, хвои и трав, почти как в лесу. Большая комната оказалась смесью гостиной и кухни, как в охотничьем доме, где почти всю жизнь прожила Рутгерта. Почти половину противоположной стены занимал большой очаг. За его решёткой тлели угли. Рядом с очагом стояли два старых кресла. По резьбе на изголовьях и ножках было понятно, что когда-то они были частью дорогого набора, но сейчас обивка выцвела от времени и долгого использования. Вдоль левой стены расположилась кухня -- столы, навесные шкафчики с множеством посуды. Сквозь стекло одного из шкафов виднелись позолоченные чайные чашки. Рядом с мойкой было большое окно, такое же, как и справа от двери, составленное из кучи стёкол разной формы и цвета. Такой сложной рамы Рутгерта ещё никогда не видела.
Слева и справа от очага было ещё две двери, обе оказались заперты, но скорее всего они вели в другие комнаты -- они не были даже в половину так массивны, как входная дверь. По правой стене косая лестница уходила вверх, на крышу.
Куда ни посмотри, каждая вещь дышала временем. Даже ковёр на полу был как минимум столетним.
Рутгерта села в одно из кресел, поближе к очагу. Несмотря на ясную погоду, она замёрзла до костей.
-- Чаю? -- поинтересовался всё тот же скрипучий голос, которым разговаривало железное чудовище.
-- Да, пожалуйста, -- Рутгерта осмотрелась, но в комнате никого не было. Загромыхала посуда в одном из шкафчиков, подпрыгнул со своего места чайник и помчался к очагу. В следующее мгновение он качался на крюке над огнём. Неизвестно откуда выскочил маленький столик, и к нему по воздуху полетели чашка, блюдце, ложечка, молочник и сахарница.
-- Печенье закончилось, могу предложить луковый пирог, -- продолжил голос, когда посуда закончила свой колдовской полёт. -- Ты ведь ешь луковый пирог?
Рутгерта никогда не встречала ничего подобного. Казалось, весь дом был живой. С таким помощником можно было уехать на так долго, как захочется. Ведь маяк зажжётся сам, и сам же и потухнет, когда придёт время. С чего она вообще решила, что колдун, один из величайших колдунов, будет делать всё своими руками, как простой смертный?
-- Спасибо. А когда вернётся хозяин?
-- Обещался сегодня. Будешь ждать?
-- Если можно.
-- Хорошо, -- Рутгерте показалось, или в голос звучал довольно? Может, дому было скучно одному?
-- Сегодня ночью будет шторм. Лучше не выходить на улицу, -- доверительно сказал голос.
#
И действительно, ещё до заката небо заволокло тучами. Дом, разговаривая сам с собой, закрыл ставни, зажёг лампы и раздул огонь в очаге. Судя по его бормотанию, куры были надёжно заперты в сарае, а маяк зажжён.
Ветер продолжал буйствовать, и вскоре начался ливень.
Дом в своей непринуждённой болтовне старательно обходил любые темы, которые могли бы быть важны для великого колдуна. Рутгерта тоже была осторожна, чтобы не сболтнуть лишнего. Будет плохо, если станет известно о её придворном прошлом. Вдруг Великий Даррах не захочет связываться со сбежавшей принцессой или даже решит вернуть её отцу за вознаграждение?
Она поняла, что засыпает, когда дому понадобилось несколько раз её окликнуть, чтобы предложить одеяло. Это был длинный день, как ни посмотри.
-- Вон там под лестницей кушетка. Вполне можно переждать ночь, а утром решим, что делать, -- проскрипел дом.
-- Спасибо. Спокойной ночи.
-- Спокойной ночи.
Сон пришёл почти мгновенно.

Шум бури на несколько секунд стал громче, хлопнула дверь и вновь всё утихло. Под чьими-то тяжёлыми сапогами заскрипели половицы. Набойки на каблуках громко цокали. Где-то Рутгерта уже слышала этот звук. Совсем недавно.
Скрипнуло кресло под весом чьего-то тела, раздался вздох облегчения. Рутгерта выглянула из-под одеяла. Вытянув ноги к огню в одном из кресел полу-лежал полу-сидел колдун, утром грозившийся превратить служку в жабу. Его коса растрепалась от ветра и теперь на лицо свисало множество вьющихся прядей. Похоже, от влаги его волосы начинали виться сильнее.
Под плащом, оставленном на вешалке возле дверей, медленно растекалось тёмное пятно.
Но как этот человек сюда попал? Хотя что за глупый вопрос: скорее всего точно так же, как и сама Рутгерта, сказал "друг", и дом его впустил. Глупо иметь такую ненадёжную защиту. Обычный навесной замок и то лучше.
Колдун повернул голову и внимательно посмотрел под лестницу, силясь рассмотреть Рутгерту в полумраке. Так кошка поворачивается на подозрительный звук, похожий на возню мыши.
-- Кто здесь?
-- Эээ, Рутгерта Цимус. Я жду возвращения Великого Колдуна Дарраха. Вы ведь не он?
Колдун усмехнулся и медленно выбрался из кресла. Принцессе показалось, что у него ломит всё тело, так осторожно он двигался.
-- Нет, не я, -- он подошёл и сел на край кушетки. -- Но как ты сюда попала?
Похоже, что представляться в ответ он не собирался.
-- Сказала "друг" и вошла.
-- И Рик тебя пустил? -- на лице колдуна появилось искреннее удивление.
-- Рик? -- неужели это имя железного монстра на двери? Рутгерта до этого как-то не задумывалась, что у дома может быть имя.
-- Дух дома. Только человек с чистыми помыслами и без злых намерений может войти. Или хозяин лично должен пригласить гостя внутрь, -- колдун о чём-то задумался. -- Очень интересно, да. Дарраху понравится, когда он это услышит.
-- А что в этом... такого?
-- Если не считать, что ты первая за несколько сотен лет, кого Рик пропустил, то ничего, -- колдун улыбнулся одними уголками губ. -- Кстати, а зачем ты здесь?
-- Я буду учиться на колдунью, -- Рутгерта очень надеялась, что её голос звучит уверенно.
-- На колдунью? У Дарраха? -- колдун замер от удивления, но почти сразу же расхохотался. -- Гнилой номер, он не берёт учеников.
-- Я его уговорю, -- Рутгерта нахмурилась.
-- Может и уговоришь, -- легко согласился колдун. Он перестал смеяться и улыбка опять притаилась лишь в самых кончиках губ. -- Мой совет: даже если он сразу не согласится -- не уходи. Рик принял тебя за свою, так что за Даррахом долго дело не станет.
-- Ты даёшь мне совет? Почему?
-- Интересно посмотреть, что получится. Ложись спать, к утру Даррах приедет, -- он протянул руку и провёл по щеке принцессы. Настолько неожиданно, что Рутгерта даже не успела отпрянуть. Кто он вообще такой, чтобы при первой же встрече позволять себе такие интимные жесты?! Но не успела она возмутиться, как поняла, что глаза закрываются сами собой. "Так вот как работает заклинание сна", -- только и успела подумать она, прежде чем вновь провалиться в темноту.
#
На улице закукарекал петух. Откуда-то доносился стук молотка. Кудахтали куры. Рутгерта выглянула из-под одеяла. В косых солнечных лучах, пробивающихся сквозь грязные окна, танцевала пыль. Через открытую настежь дверь дул лёгкий сквозняк. На вешалке висели два дорожных плаща, под ними возле стены стояли две пары сапог, но ни одна не походила на ту, в которой был ночной гость. В остальном в комнате ничего не изменилось, разве что кресла стояли немного не так, как вечером.
Принцесса осмотрелась. Ничто не указывало на то, что дом живой.
-- Доброе утро, -- несмело позвала она, но никто не ответил. Уж не привиделось ли ей всё? Ни в одной из своих книг Рутгерта ни разу не встречала даже отдалённых упоминаний о живых домах или "духах домов".
Она выглянула во двор. На ступеньках сидел мальчишка лет тринадцати и чинил табурет.
-- Доброе утро, -- опять позвала Рутгерта и тут же поняла свою ошибку: если судить по положению солнца в небе, время было ближе к обеду.
-- А! -- мальчишка повернулся к ней, отложив молоток. -- Привет. Я Робин.
-- Рутгерта.
-- Привет, Рут, -- Робин улыбнулся и на его ещё по-детски пухлых щеках проступили ямочки. Непослушные русые волосы топорощились во все стороны, делая его похожим на одуванчик. -- Как дела?
-- Нормально. А у тебя?
-- Видела какая буря вчера была? Ну мы со стариком попали! Рик нас чуть не убил, столько воды в дом нанесли.
Рутгерта согласно хмыкнула. Она уже знала, кто такой Рик.
-- А ты с нами жить будешь? Да? -- продолжил тем временем Робин. -- Ты умеешь готовить? У нас есть пустая комната на втором этаже. Думаю, деда не будет против, если ты её займёшь. У тебя много вещей с собой?
-- Немного, -- Рутгерта немного растерялась от такого напора. -- А "деда" -- это Великий Колдун Даррах?
-- Ага, он.
-- Я хочу стать его ученицей.
Робин открыл рот что-то съязвить (по выражению его лица было видно, что он думает об этой идее), но сзади раздалось покашливание. На пороге стоял старый колдун собственной персоной. Когда-то высокий, но сейчас сутулый. Сухощавый, с тростью в руке, кутающийся в шерстяную шаль. Его длинные волосы были цвета соли и перца, а лицом он походил на хищную птицу: чёрные блестящие глаза, острый немного крючковатый нос, впалые щёки, тонкий рот. Так рисуют злых колдунов в детских книгах.
-- Я не беру учеников, -- заявил колдун, и его голос был похож на ястребиный клёкот. Ничего больше не говоря, Даррах протиснулся между сидящими на ступеньках Робином и Рутгертой и направился к курятнику. Всё было в точности как сказал вчерашний незнакомец. Колдун заявил, что не берёт учеников, но прогонять её тоже не торопился. И похоже, причиной тому действительно было то, что Рик пустил её в дом.
-- Если ты будешь готовить, я покажу где он держит свои книжки, -- громким шёпотом предложил Робин.
Никаких громких речей, Даррах даже не спросил, как её зовут. Не так представляла Рутгерта знакомство с Великим Колдуном.
-- Ладно, -- согласилась принцесса. Что ж, если для того, чтобы стать колдуньей, придётся немного поработать на кухне, то так тому и быть. -- Покажешь, где вы храните продукты?

Дом охотно рассказывал, где лежат вилки и ложки, где посуда, где кастрюли, как правильно разжигать очаг и где коробочка с моющими заклинаниями.
-- Рик ужасно готовит и знает это, -- тем временем не умолкал Робин. -- Дед тоже не очень любит. А у меня вечно уголь вместо еды выходит. Или сырое. А ты ведь правда хорошо готовишь? Ты умеешь торты печь?
-- Умею.
-- Правда-правда?!
-- Правда-правда.
На стороне комнаты, которая считалась кухней, оказалось, кроме всего прочего была и чугунная плита, притворявшаяся ещё одним разделочным столом, заставленным всякой рухлядью. Женской руки этому дому явно не хватало. То, что не очень бросилось в глаза вчера вечером, сейчас, при свете дня, стало заметно: Рик поддерживал чистоту, но занавески на окнах износились, а коврики протёрлись. Всё здесь не просто дышало временем, а буквально разваливалось от старости. Тарелки были с выщербленными краями, и ни один чайный сервиз не насчитывал больше двух чашек.
Очень скоро дом наполнился аппетитными запахами, и Робин приплясывал вокруг Рутгерты, как преданный пёс. Под конец, когда они уже накрывали на стол, даже Даррах пришёл посмотреть, что происходит.
Потом произошло "торжественное" заселение в комнату. Торжественность заключалась в том, что Даррах, поворчав для проформы, выделил Рутгерте комплект постельного белья. Чистый, почти новый, с мелким узором из букетов колокольчиков и ромашек. И шерстяное одеяло. То самое, что предложил ей предыдущей ночью Рик.
Комната была крошечной, под крышей, с одним небольшим окном в покатой стене. Кроме кровати, тумбочки, старого полноростового зеркала в тяжёлой бронзовой раме и небольшого сундука для одежды в ней больше ничего не было (да и не поместилось бы). Сидя на кровати Рутгерта могла дотянуться почти до любого угла своего нового жилища. Но какой бы маленькой ни была эта комната -- это была её комната. Новый дом, который она заполучила сама. Пусть ещё не ученица Великого Дарраха, пусть пока только кухарка, но здесь она была намного ближе к мечте, чем в золотой клетке дворца. Принцесса сложила свои пожитки в сундук. Ещё раз осмотрелась. Стоило вернуться вниз и заняться чем-нибудь полезным. И ещё нужно было придумать достоверную историю о своём прошлом. И ещё -- что делать, если сюда приедут люди отца. Ей вновь вспомнился колдун в одежде путешественника. Как бы он поступил на её месте? День пока складывался так, что Рутгерте пока не выпало подходящего момента спросить у Дарраха, кто такой этот ночной гость.
-- Рик, ты здесь?
-- Я всегда здесь, -- отозвался дом.
-- Скажи, а кто был тот колдун? Ночью.
-- Это Дерек, -- неохотно ответил Рик. Или Рутгерте только показалось, что неохотно? -- Даррах отдаёт ему заказы, где нужно куда-нибудь ездить. Стариковское здоровье уже не то, чтобы прыгать по кочкам в болоте или в шторм море рассекать.
-- А, понятно... -- вполне естественно, что старый колдун может нанимать молодого для работы "в поле". -- А он часто здесь бывает?
-- Нет, не очень. Тебе лучше Дарраха спросить. Он лучше знает. Идём, Я покажу где Робин хранит домашние заклинания.

Всё же дом колдуна, каким бы обычным и запущенным он ни выглядел, был домом колдуна. Заклинания для мытья посуды, заклинания для чистки ботинок. Для травли тараканов, чтобы продукты дольше хранились, для улучшения роста травы, для сушки белья... Толстый том с разноцветными вклейками весил несколько килограмм.
-- Это простейшие заклинания, -- охотно объяснял Робин, быстро бросивший свои дела и присоединившийся к Рику. Ему явно больше нравилось возиться с Рутгертой, чем заниматься тем, чем нужно (травить сорняки на заднем дворе, если быть точным), -- для удобства. Многие из них умею составлять даже я. Здесь, -- он похлопал по потрёпанной книге, -- рецепты. Дед на будет против, если я тебя им научу. Тебе же нужно будет помогать мне всем этим заниматься. А там, глядишь, и на что-нибудь более серьёзное его разведём. Кстати, а почему ты одеваешься, как мальчик?
-- Я сбежала из дома.
-- Правда?!
-- Правда. Боюсь, меня будут искать, и если честно, я не знаю как сказать об этом Великому Дарраху.
-- Я с ним поговорю, -- Робин был сама серьёзность. Его огромные голубые глаза светились решимостью. Рутгерта ожидала почти любой реакции, но не того, что Робин придёт в восторг. И не станет спрашивать подробностей. Нельзя же доверять духу дома настолько! Вдруг она задумала что-то плохое, но смогла обмануть Рика? Но, как бы то ни было, мальчишка, похоже, стал её союзником. -- Нужно придумать, как изменить твою внешность, чтобы даже если сюда придут, никто тебя не узнал.
-- А такие заклинания у тебя тоже есть?
-- Спрашиваешь! Пойдём, покажу тебе кое-что крутое.
Они поднялись к ней обратно в комнату. Робин встал возле старого зеркала и с гордым видом ткнул в него пальцем:
-- Вот.
-- Это старое зеркало, -- согласилась Рутгерта.
-- Именно! Ты обычно что делаешь перед зеркалом? Например, красишься, да? Ты меняешь себя с этой стороны, и в зеркале тоже меняешься, так?
-- Ну, так... -- принцесса заподозрила неладное. Интересно, в этом доме есть хоть одна обычная вещь?
-- Смотри внимательно на отражение, -- заговорщицки подмигнул Робин и, приблизившись к зеркалу почти вплотную, начал сверлить себя взглядом. Принцесса придвинулась поближе и начала наблюдать. Отражение едва заметно дрогнуло и поплыло. Волосы Робина потемнели, он заметно вытянулся в росте, одежда изменила цвет с зелёного на жёлтый.
-- Ну вот, как тебе?
Рутгерта посмотрела на Робина рядом с собой. Он изменился точно так же, как и Робин в зеркале. Если бы она не знала, кто он, то в жизни бы не узнала. Ведь не может тринадцатилетний мальчишка в одно мгновение повзрослеть на несколько лет. А сейчас он выглядел лишь немногим младше её.
-- Это... это невероятно! Я тоже так могу?!
-- Ну, всё не так просто, но думаю, ты быстро научишься. Потом пойдём вместе в город. Нужно купить еды, -- Робин хлопнул в ладоши и вновь стал самим собой. -- Смотри, сначала нужно сосредоточиться...

@темы: дом-на-скале

URL
   

помойка истории

главная