youko gin
Гин
Начитавшись Дианы В. Джонс, решила сваять что-нибудь своё в похожем стиле. Не уверена на какой объём меня хватит, но надеюсь, что в любом случае выйдет что-то путное. Итак, под катом

Если бы принцессы жили так, как написано в героических романах, Рутгерта была бы первой из счастливейших. Но нет, прекрасные принцы не ломятся в двери и окна, а династический брак -- это совсем не то, что описано в дамских романах. "Сначала она его возненавидела, но потом полюбила". Ага, как же. За пытливый ум и внутреннюю красоту.
Вчера она встретила принца Дастина, своего будущего мужа. С которым они были помолвлены вот уже семь лет. На портретах он определённо выглядел симпатичнее, и письма за него точно писал кто-то более умный. В жизни же он оказался совсем не тем остроумным красавчиком, каким его себе представляла принцесса. Конечно, она отдавала себе отчёт, что она тоже не верх красоты и смирения, но она всю жизнь мечтала стать колдуньей. Какой-нибудь великой. Даже без специального обучения она могла двигать небольшие предметы, молоко скисало от одного её взгляда, и даже получалось заговаривать мелкие амулеты. Но как всем известно, колдуны -- люди лишь на половину. Их зачинают женщины, связавшись с духами, светлыми или тёмными. И сила колдуна зависит от того, кем был этот "дух-отец".
Поэтому Рутгерта не могла быть наследницей -- никто не посчитал бы её дочерью князя Корнея. Если бы знал о её таланте. То, что принцесса -- колдунья, было одной из величайших тайн княжества. С самого детства под предлогом якобы слабого здоровья её убрали из княжеского дома. Она жила в охотничьем угодье в семье главного смотрителя и большую часть времени была предоставлена сама себе. Конечно же, её обучали различным придворным премудростям, необходимому минимуму, без которого нельзя было бы показаться перед отцом в один из нечастых его приездов. Но в то же время никто не запрещал бродить часами по побережью, собирая ракушки и слушая чаек. Никто не запрещал ходить в деревню в наряде служанки -- ведь все считали её дочерью старшего смотрителя леса, княжеского охотника Цимуса. Никто не запрещал возиться со сворой охотничьих собак и выходить с княжескими охотниками на промысел. Так бы и жила принцесса Рутгерта тихой провинциальной жизнью изгнанницы, если бы в один ужасный зимний день её младшая сестра не умерла. Уж кто действительно был слаб здоровьем, так это малышка Флора, покойся её душа с миром.
И тут князь Корней вспомнил, что несмотря на свой колдовской дар, принцесса Рутгерта очень на него похожа. Такая же русая, с такими же серыми глазами. Нос, овал лица, манера держать себя -- вся в отца!
Так закончились её счастливое время, и началась жизнь при дворе. Принц Дастин обручился с Рутгертой вместо Флоры. Пришлось забыть о долгих прогулках, тайных занятиях колдовством, да и в целом о свободе. Начитавшись романов о рыцарях, Рутгерта всё ждала, что принц Дастин окажется спасителем в сверкающих доспехах, который вызволит её из плена дворца. Но вчера эта мечта развеялась пылью.
Никто не будет ковать твоё счастье, кроме тебя самой. Никто. Принцесса в последний раз проверила, всё ли взяла, и выскользнула через балкон в сад. Тайные ходы и лазы, о которых не знал никто, кроме неё и местных кошек, наконец-то пригодились. Отца хватил бы удар, узнай он насколько легко колдуну пробраться в его охраняемый лучшими воинами княжества дворец.
Сколья в предрассветной мгле по просыпающимся улицам, принцесса добралась до остановки дилижансов и к завтраку уже была за много километров от стен так быстро ставшего ненавистным города. В простой одежде, с волосами, заплетёнными в тугую косу, она мало чем отличалась от огромного числа юношей, подрабатывающих на младших должностях в канцеляриях и управах. Подумаешь, посыльный везёт документы по требованию какого-то чинуши. Или служка перебирается на новое место работы.
По плану Рутгерты её исчезновение должны были заметить лишь когда горничная прийдёт открыть портьеры и разбудить принцессу. А к этому времени она, возможно, уже доберётся до границ соседнего княжества.
О своём будущем она не беспокоилась: в отличие от большинства придворных барышень, она умела готовить, убирать и охотиться не только ради развлечения. Она могла бы пойти и куда-нибудь на службу, но для этого нужно было не только образование (которое у неё было), но и разные документы (которых у неё не было). У принцессы сохранилась подорожная, по которой она путешествовала ещё будучи "дочерью старшего княжеского охотника", как она называла эти времена. Оставалось лишь надеяться, что с бумагой не возникнет каких-либо проблем. Нужно было ускользнуть из княжества до того, как перекроют границы.
А после этого можно было бы перейти к основной части плана. Конечно же, принцесса не собиралась наниматься мойщицей в трактире или смотрительницей чьих-нибудь лесных угодий. Она держала путь на юго-запад не просто так. Там, в Лидии, на побережье Жемчужного моря, жил великий колдун Даррах. Туда и направлялась Рутгерта. Через земли своего отца Корнея, через княжество Лей и через Объединённые Баронства. Она поступит в ученики к Дарраху и станет могущественной колдуньей. Не менее сильной и ужасной, чем колдунья Болот.
#
Стражник ещё раз посмотрел на подорожную, потом на Рутгерту.
"Они так вычисляют преступников. Не нервничать. Нужно вести себя, как обычный путешественник. Всё в порядке".
Но принцесса чувствовала, что начинает паниковать. Любой пограничник заметит, что с пассажиром что-то не так и ссадит. А потом до границы доберутся вести из столицы, и бывай свобода Рутгерты Корней.
-- Здесь написано, что вы девушка, -- наконец, сказал стражник.
Ах вот оно что. Принцесса чуть не рассмеялась. Она совершенно забыла, что раз подорожная выдана на её настоящее имя, то там будет написано "ж. п.". А она сейчас выглядела как младший работник какого-нибудь управления.
-- Рутгерта Цимус. Да, это я, -- она кивнула, пытаясь выглядеть спокойной. Всё совершенно нормально. Она всегда так одевается. Все дочери главного княжеского охотника Цимуса так одеваются. Что странного, что девушка одета парнем?
-- Хм... -- стражник нахмурился, размышляя, что ему делать дальше. Похоже, насколько уверенной ни хотела казаться принцесса, такая ситуация для него действительно была необычной.
-- Так мы можем ехать? -- визгливо поинтересовалась дама в огромной шляпе с перьями. Всю дорогу Рутгерта её тихо ненавидела -- дама не переставая поучала свою служанку. Всё ей не нравилось. Соседи с вонючими ногами (пытающиеся сделать вид, что не слышат нахальных жалоб), слишком яркое солнце, слишком ухабистая дорога, слишком короткие остановки и слишком назойливые торговцы.
Стражник сразу же понял, что даме нужен только повод, чтобы закатить скандал, и поспешно вернул подорожную Рутгерте.
-- Счастливого пути, -- он козырнул и направился к следующему дилижансу.
Толчок, и вот они поехали вперёд. Свобода? Неужели получилось? Принцесса была готова визжать и прыгать от радости. Обнять и расцеловать успевшую всех достать дамочку. Но нет, нельзя подавать виду.
Тем более, граница Кри, её родных земель, была лишь одним из первых препятствий. Теперь нужно было ещё пересечь Лей и земли Объединённых Баронств, и если с Лей никаких проблем она тоже не ожидала, то вот об Объединённых Баронствах ходили самые разнообразные слухи, каждый следующий страшнее предыдущего. Разбойники, работорговцы, отравленная вода в придорожных колодцах и поддельные деньги. Дорога из Лей до Лидии стоила в три раза дороже, чем из Кри до Лей, и всё благодаря дурной славе Баронств. Но побережье Жемчужного моря ждало впереди. И Великий колдун Даррах в своём знаменитом Доме-на-Скале.

-- Мест нет.
-- Как нет?
Рутгерта в недоумении смотрела на хозяйку постоялого двора.
-- Вот так: нет. Сейчас Обон, в Обон никогда мест нет. Даже в бане.
Так и не найдя, где бы переночевать (занято было действительно всё, даже лавки в банях), Рутгерта вернулась на станцию. Подъезжали диллижансы, пассажиры сгружали свои вещи, вокруг носились дети. Ну конечно, как можно было забыть -- на Обон все возвращаются домой, где бы они ни были. Это касается и живых, и душ умерших.
Может, попроситься переночевать в дилижансе? Они же стоят где-то ночью. Принцесса брела по перрону в размышлениях к кому бы обратиться со своей странной просьбой, когда вдруг увидела очередь пассажиров, дожидающихся начала посадки на дилижанс.
Она неуверенно подошла к благообразному старичку, стоявшему в самом конце очереди.
-- Простите, это ночной рейс?
Идея была простой, Рутгерта сама удивилась, как такое не пришло ей в голову: ведь что запрещает путешествовать по ночам? Да в целом -- ничего! Особенно в таких цивилизованных краях, как княжество Лей.
-- Да, отправляется в Лидию, через полчаса, -- старичок поклонился с таким видом, будто бы это была его личная заслуга.
Конечно, она не выспится толком, и ночной рейс стоил дороже, чем дневной. Но это была прекрасная возможность не торчать всю ночь на улице в Лей. Отдохнуть можно будет и позже, когда они доберутся в Лидию. Конечно, там тоже празднуют Обон -- города-княжества были слишком маленькими, чтобы как-то особенно различаться традициями, но по крайней мере их дилижанс прибудет туда не в первый день празднования, и может тогда будет попроще с местами в постоялых дворах.
-- Спасибо.
Теперь нужно было найти билетёра. Пусть только на этот рейс ещё останутся свободные места! Пусть только останутся! Ведь тогда встреча с великим Даррахом станет ближе на одну ночь!

И вот, огни Леи тоже остались позади. Ночной ветерок дул в лицо сквозь приоткрытое окно. Соседи напротив клевали носами, а проплывающие мимо пейзажи в свете полной луны, казались сценами из колдовской жизни. Призраки, мифические существа, таинственные тени... Рутгерта моргнула. Ей показалось, или чей-то силуэт скользнул в кусты? Нет, нет, такого не может быть. Есть определённое количество приключений в день, которое может достаться одному человеку, и принцесса за сегодня свои уже исчерпала. Ведь ещё утром она была во дворце, примерная, прекрасная, скромная, сама благодетель. И пока не наступит полночь, ничего случиться не должно. Да, они уже на територии Объединённых Баронств. Но не грабят же здесь каждую ночь дилижансы.
#
Но не успели они минуть третью заставу, как дилижанс дёрнулся и остановился. Рутгерта сонно осмотрелась: длинный день дал о себе знать, и сама того не заметив, она заснула сразу же, как только пограничники Объединённых Баронств пожелали доброго пути. Снаружи доносились голоса, но толком нельзя было ничего разобрать. Вроде как кто-то о чём-то спорил, но о чём? Вдруг дверь распахнулась и Рутгерта обнаружила прямо перед собой кончик меча.
-- Все наружу! Это ограбление!
Сонных и перепуганных пассажиров собрали посередине дороги.
-- Бабки и украшения, быстро! -- бандит, похоже, главарь, угрожающе махнул мечом. Пассажиры, испуганно ахая и вздыхая, начали доставать свои "сокровища". Разбойники на ночной дороге казались тенями самих себя, чёрными страшными фигурами. Пока остальные стояли на стрёме, главарь спрятал меч и достал небольшой мешок. -- Складывайте сюда, быстро!
Если не дёргаться, они ведь никого не убьют? Рутгерта бросила в мешок свой кошелёк. Как хорошо, что она не стала брать с собой никаких драгоценностей! Ещё несколько золотых были зашиты в пояс, на чёрный день, и хотелось надеяться, что бандиты торопятся и не будут тщательно обыскивать путешественников. Но что думает охрана? Ведь дилижанс отправился в путь в сопровождении нескольких вооружённых наёмников? Куда они пропали?
И только когда бандиты исчезли в ночи, принцесса осмелилась оглядеться. Старичок, с которым они беседовали в очереди, сидел в дорожной пыли держась за сердце. Вокруг него хлопотала дочка, с которой они вдвоём возвращались в Лидию. Дама, любящая скандалы, картинно рыдала и верная служанка пыталась её успокоить. Семья с детьми, ехавшая на верхней палубе, сгрудилась у заднего колеса дилижанса и издалека походила на шепчущуюся гору. Охранников нигде не было видно.
-- Я уж было понадеялся, что доедем без приключений, -- тихо сказал один кучер другому. Если бы принцесса была хотя бы на шаг дальше от них, то ничего бы не услышала. -- Почти граница с Лидией.
-- Чтоб их разорвало, -- откликнулся его напарник и доброты в его голосе не было ни капли. -- Проклятые предатели. Такими темпами страховая не захочет с нами иметь дела.
-- Они сами советовали этот конвой, что уж теперь сделаешь, -- кучер сплюнул в сторону. Было ясно, какого он мнения о конвое и о страховой.
-- Загружай их обратно, поедем дальше.
-- А что скажем следующим грабителям? "Простите, но нас уже ограбили ваши коллеги"?
-- Дамы и господа! Приносим извинения за доставленные неудобства, по прибытию в Лидию пожалуйста, не расходитесь, нам нужно обратиться в страховое агентство, предоставившее нам охрану, для возмещения ущерба. Прошу обратно в дилижанс.
#
Рутгерта встречала рассвет в смешанных чувствах. С одной стороны, нужно в страховую. Получить деньги, дать показания против охранников... Но с другой стороны -- что, если они начнут наводить о ней справки? Проверить, что она не в сговоре с кучерами или ещё что-нибудь в таком духе? Тогда они пошлют весть домой, точнее, к Цимусу, королевскому охотнику. Но это всё равно, что заявиться во дворец и крикнуть "а вот она я!". Они сразу поймут, что принцессу никто не похищал, что она уехала сама, и самое главное: где она находится.
С другой стороны, если она не явится в страховую, не вызовет ли это намного больше подозрений? Ведь билетёр записал все её данные, когда продавал билет. Начнут выяснять, почему она не явилась в страховую, и в итоге результат будет таким же.
В каком из случаев больше шансов, что её местонахождение будет раскрыто? Даже так: в каком из случаев её найдут быстрее?
Рутгерта поняла, что голова вот-вот лопнет от мыслей, и лучше остановиться.
Если её раскроют в любом случае, то лучше появиться в страховой и хотя бы попытаться вернуть свои деньги. Ведь от Лидии нужно будет теперь добраться на побережье и найти Дом-на-Скале. И пока она не станет ученицей Дарраха, нужно будет что-нибудь есть и где-нибудь жить. Рутгерта не питала особых иллюзий, что как только она явится на порог, колдун встретит её с распростёртыми объятиями. Кто знает, может, у него уже есть ученик, а то и несколько? Тем более, что ей не шесть и не девять лет, а целых семнадцать.
Они въехали в город вместе с солнцем, через восточные ворота. Длинные тени всё ещё лежали на мостовых, когда дилижанс вкатился на станцию.
Разобраться со страховой, позавтракать и потом через южные ворота к побережью. Лидия стояла не на самом берегу моря, а в устье Истора, по которому грузы поднимались вглубь континента и расходились во все стороны. Можно было бы сказать, что Лидия на самом деле не один город, а два. Огромный морской порт, расположившийся на полдня пути ниже по течению, казался не продолжением Лидии, а независимым поселением. На самом деле, если бы там, среди скал, можно было жить, то Лидия расположилась бы именно там. Но в Жемчужном порту с трудом хватало места лишь для складов и пары тысяч жителей.
А ещё южнее, на высоком скалистом утёсе, вдающемся в море дальше всех, стоял маяк, Дом-на-Скале, в котором и жил великий колдун Даррах. Должность смотрителя маяка давала свои плюсы и минусы. Все моряки знали о "волшебном свете Дарраха", который виден даже в самую ненастную погоду и всегда выведет к порту, как бы ни бушевало море. Но смотритель маяка никуда не может отлучиться надолго, а жизнь колдуна в значительной мере связана с разъездами. То один князь зовёт тебя ко двору, то другой. Хотя, может, великий Даррах специально стал смотрителем, чтобы иметь возможность вежливо отказываться от неинтересных ему предложений?
Пока они шли в страховую, у принцессы была возможность немного осмотреться. Кри даже в половину не был так богат, как Лидия. Вот что значит хороший торговый путь. Конечно, в Кри тоже были порты, но ни один не мог сравниться с Жемчужным портом. Ведь ни одна река Кри не уходила так далеко на север, как Истор. К северу от Кри начинались горы, а горные перевалы -- совсем не такой удобный путь как река, пусть и с порогами там, где близко подходят взгорья.
Страховая расположилась в приземистом здании недалеко от станции. Неприметный вход без вывески, полутёмный коридор, пыльное помещение с конторками. Посетителей было немного, но один из них сразу же привлекал внимание: высокий, ладно сложенный. Одетый как человек, который знает толк в том, как путешествовать с удобством.
-- При всём моём уважении, это не входило в договор, -- пискнул работник за конторкой. Землистый цвет его лица указывал на крайнюю степень испуга.
-- То, что я сейчас превращу тебя в жабу, тоже не входило в договор, -- ответил высокий гость. Взгляд его тёмных глаз не предвещал ничего доброго.
-- Это угроза! -- взвизгнул служитель. -- Я пожалуюсь на вас Дарраху! Он рекомендовал вас как надёжного человека!
У Рутгерты захватило дух: настоящий колдун! Да ещё и знакомый Великого Дарраха, похоже! Может, он сможет помочь в исполнении плана принцессы?
-- Это я пожалуюсь на вас Дарраху, -- гость говорил спокойно, но все голоса в комнате затихли, как ветер перед грозой. -- И ещё сделаю так, что ни один уважаемый колдун не захочет больше иметь с вами дела. Шайка жалких проходимцев, вас вышвырнут из Лидии, даже глазом моргнуть не успеете.
Так их! Принцесса с трудом подавила улыбку. Выходит, проблемы со страховой были не только у кучеров.
-- Лермонт, опять задираешь наших клиентов? -- раздался голос из-за спины Рутгерты. В комнату "вплыл" мужчина. Вальяжный, в ярком костюме, похожий на шар, то ли управитель, то ли хозяин, он совершенно не вписывался в окружение.
-- Старый Кракен собственной персоной, -- хмыкнул колдун. -- Мне каждый раз терпеть такое обращение или для разнообразия всё же превратить кого-нибудь в жабу?
-- Ты не представляешь, как я рад тебя видеть. Пойдём ко мне в кабинет, -- Кракен покровительственно похлопал колдуна по плечу, хотя для этого ему понадобилось поднять руку выше своей головы. Он посмотрел на служителя за конторкой, как змея смотрит на кролика, и кивнул в сторону входа, где сгрудившись, стояли два кучера и пассажиры диллижанса. -- Не заставляй наших клиентов ждать.


@темы: дом-на-скале